Связанные одним офисом. Рубаха-парень


 
Гена пользовался среди коллег и начальства репутацией прямолинейного человека. К тому же от его зорких глаз не могла скрыться никакая мелочь. Предварительным обдумыванием своих реплик  и комментариев Геннадий себя не напрягал. В результате коллеги разделились на два лагеря: одни водили с рубахой-парнем дружбу и ходили на совместные перекуры, другие сводили контакт с ним до необходимого минимума.

Судьба не баловала этого человека. Выросший в глухой казахской деревне, помнящий своего отца вечно пьяным и женившийся сразу после службы в армии, Гена не получил достойного образования. О чем грустно жаловался коллегам из первого лагеря в минуты душевной слабости. Перед коллегами из второго лагеря следовало держать хвост пистолетом и убеждать их в бесполезности их дипломов. Тем не менее утечка информации в офисе происходила регулярно, а потому мечты и сожаления Геннадия неизбежно теряли ореол тайны.

Свою скудную речь наш герой обильно пересыпал матерными выражениями. Казалось, он был слеплен из сигаретного дыма, кофе и отборного мата. Питался Гена один раз в день - вечером в кругу семьи. В обеденный перерыв он журил коллег, жующих принесенные из дому бутерброды, за нездоровый образ жизни. Свою позицию в данном вопросе Геннадий аргументировал заботой о стройности тела. Сам он напоминал сухой лист аира с пронзительными ярко-голубыми глазами. Тем не менее угощениям Гена был рад и не отказывался от булочек или йогуртов, коими с ним делились сытые коллеги.

Несколько раз в день смартфон худощавого работника разливался трелями на весь офис. Звонили ему обычно одни и те же люди: красавица-жена, сын-подросток или лапочка-дочка. Их проблемы требовали немедленных действий со стороны Гены. Без его помощи жена не могла вычислить 10 % от определенной суммы, а дети - попасть в квартиру без утерянных в школе ключей. Рубаха-парень действовал по такой схеме: отчитывал собеседника, громко матерился, давал советы и нервно курил во дворе после столь утомительных телефонных разговоров. А спустя какое-то время  Гена во всеуслышание упрекал в эгоизме своих бездетных коллег.

В личной жизни Гене не везло: он упрямо продолжал добиваться расположения одной сотрудницы, для которой любовные авантюры с женатым мужчиной были недопустимы в силу ее убеждений. Ситуация осложнялась тем, что женщина эта принципиально была против смешения личной сферы с профессиональной. Поэтому время от времени неудачливый герой-любовник опускал даму сердца с пьедестала едкими замечаниями по поводу ее  возраста.

Гена не любил, когда его тревожили клиенты своими звонками  и электронными сообщениями. Факт поступления запросов от них наш герой сопровождал отборной нецензурщиной. Некоторые коллеги из дружеского лагеря поддакивали ему, обвиняя клиентов в назойливости.

В то же время Геннадий как огня боялся увольнения. Во время перекуров он с грустью оповещал своих союзников о своей прошлой трудовой биографии. Оказалось, что многие годы стройный работник офиса  провел на стройке, где чувствовал себя как рыба в воде. После производственной травмы ему пришлось быстро переквалифицироваться и окунуться в офисную среду. Несколько раз его увольняли спустя два-три месяца после начала работы. Лишь в данной фирме к нему отнеслись с сочувствием и пониманием. На его резкость и оплошности закрывали глаза как начальство, так и друзья-коллеги. На коллег из вражеского стана Гена регулярно жаловался боссу:  мол, непослушые они, заносчивые и бестолковые.

Фирма еле держалась на плаву, раздираемая мировым кризисом и сложным микроклиматом.

Продолжение следует.